Статьи и интервью

Теннисный  форум

Теннисный форумПриглашаем каждого из вас, заглянувшего на огонёк этого сайта, посетить и форум с целью поддержать Марию на ближайших турнирах.
Уверены, что наша поддержка поможет ей ещё ярче раскрыться и добиться успехов на самых крупных турнирах.

    Достижения Марии

   

   Цитаты из прессы

   

   Фото из архива

   

    Уимблдон– 2007: предстартовая  пресс - конференция


Мария Шарапова Maria Sharapova

У Вас была неделя отдыха, Вы провели несколько матчей на траве, возможно больше, чем хотелось бы в один день (2 матча в день). А что Вы можете сказать о своем плече? Насколько улучшилось его состояние? Вы сейчас можете выполнять подачи со скоростью 110 миль в час?

Мария: Могу. В некоторые дни я чувствую себя лучше, в некоторые – хуже. Плечо по-прежнему не в том состоянии, как бы мне хотелось. Но я уже говорила об этом в течение последних нескольких недель, и я могла играть хорошо и стабильно. Я рада, что смогла сыграть. Моей целью в Бирмингеме было сыграть настолько много матчей, насколько возможно, и я это сделала. Учитывая сколько матчей за пару дней я сыграла, плечо выдержало эту нагрузку хорошо. Это действительно был очень хороший знак. Всегда хорошо получить несколько дней отдыха, просто попрактиковаться здесь на кортах перед началом турнира.

Возможно, Вы компенсируете это небольшим уменьшением скорости подачи, попробуете более аккуратно выбирать направление первой подачи?

Мария: Ну, я бы не сказала, что моя подача – самая сильная или мощная в туре. В большинстве случаев на подаче я полагаюсь на пласировку. Это зависит от того, с кем я играю; от того, если я считаю, что это необходимо. Но я всегда так думала, что направление более важно, чем скорость, особенно в моем случае.

Что для Вас значит введение равных призовых здесь?

Мария: Это невероятно. Я думаю, все девушки были как одна команда и бились за это в течение долгого периода времени. Я помню, в прошлом году это был один из вопросов, который много раз задавали на пресс-конференциях. Мы просто продолжали бороться. Мы были уверены, что получим то, что просим, и мы это получили. В конце концов, мне не кажется, что кто-то из нас думал о долларах, о фунтах. Главным был тот факт, что нас уравняли с мужчинами, это просто здорово.

Когда в прошлом году Вы приехали в Уимблдон, у Вас был только один титул чемпионки Большого Шлема. Люди говорили: «И это все?»

Мария: Я не забыла об этом (смех).

Я уверен, что это начинало Вас раздражать. И вот мы здесь. Вы выиграли второй турнир Большого Шлема. Что означает та победа на US Open в плане самоутверждения? Что означает она в плане вашего настроя на этот Уимблдон?

Мария: Я думаю, что больше спешки (по поводу титулов БШ – прим. перев.) было вокруг меня. Я сама не ощущала какой-то необходимости торопиться, потому что знала, что я могу выиграть. Я всегда говорила людям: «Смотрите, я выиграла турнир Большого Шлема, но я выиграла его в 17 лет». Я никогда не думала, что была тогда готова сделать это. В прошлом году на US Open, я в самом деле думала, что физически и психологически готова. Особенно это проявилось в том, что я победила Амели в трех сетах и на следующий день – Жюстин в двух. Конечно, никогда не знаешь, что может произойти в отдельно взятый день. Ты можешь получить травму, можешь чувствовать себя неважно. Но если тебе немного повезет, если есть уверенность в себе… Перед US Open я провела несколько хороших недель, сыграла множество хороших матчей. Я обыграла Ким впервые в своей карьере, это была действительно хорошая победа. Я просто играла в очень хороший теннис. Мне было комфортно. Все сошлось тогда. Это был один из тех моментов, когда происходит именно то, на что надеешься. Вот это и произошло. Это определенно придает мне уверенности. Если я смогла это сделать на харде, то, определенно, смогу и на траве.

Вы придаете большое значение тому факту, что не выиграли ни одного турнира в этом году, хотя и были близки к этому?

Мария: Да, была близка. Это год взлетов и падений, учитывая то, что я дошла до финала первого турнира Большого Шлема этого года, затем был некоторый спад, травма плеча, из-за которой я долгое время была вне игры. Сейчас дела у меня идут лучше, чем я предполагала, ведь я даже не знала, буду ли играть French. Да, я хочу сказать, это были взлеты и падения, но я все равно рада всему тому, что мне удалось сделать.

Вы можете сравнить Марию Шарапову, которая приехала сюда в 17 лет и выиграла титул, с Марией Шараповой, сидящей сейчас здесь?

Мария: Хмм, не знаю. На самом деле, меня уже спрашивали об этом в Бирмингеме. Я ответила, что не знаю. Я сказала, что, может быть, мои волосы стали чуть короче, чуть потемнее. Не знаю. Тогда я думала только о следующем матче. После каждой игры, которую я тогда проводила, возможно, начиная с четвертого круга, я думала, что скоро уеду отсюда. Что-то вроде «О да, я так довольна». Когда я играла с Линдсэй и, после того как я проиграла первый сет и проигрывала с брейком во втором, был перерыв из-за дождя, я говорила всем: «Завтра вылетаем. Я уже устала. Поехали». Помню, как папа говорил мне: «У тебя получится». Я отвечала что-то вроде: «Слушай, посмотри правде в глаза. Я проигрываю первый сет и уступаю во втором с брейком». Но как-то я смогла это сделать. Дело было не в том, смогу я или не смогу, я просто не ожидала от себя многого. Не думаю, что кто-то вообще ожидал подобного. Прошло много времени, прежде чем я это до конца осознала. Я никогда не думала, что физически способна на это. Это, возможно, и было самым необычным. Это не было связано с теннисом или с давлением. Просто я никогда не думала, что готова физически к тому, чтобы изо дня в день в течение двух недель подряд соревноваться с лучшими игроками.

Если снова дойдет до встречи с Сереной, Вы думаете, результат будет тем же?

Мария: В последние два раза, когда я играла с ней, результат был совершенно противоположным. Конечно, я жду того момента, когда смогу изменить это, да.

Она говорила, что если чувствует, что играет хорошо, играет в свою лучшую игру, никто не может её победить. Вы согласны с этим утверждением? Кто Ваши главные соперницы в борьбе за титул?

Мария: Знаете, когда она играет хорошо, и подает так, как она действительно может подавать, тебе надо надеяться на то, что ты будешь держать свою подачу, это оказывает давление на нее. У нее одна из самых мощных подач в туре. Она одна из сильнейших в физическом плане. Слушайте, ведь никогда не знаешь, что может случиться. Теннис – очень тонкая штука. Очень многое решает психология. Очко тут, очко там могут многое изменить. И каждый день все может быть по-другому. Что касается главных соперниц здесь, то, я думаю, Жюстин наиболее стабильна в этом году, также как и в прошлом. Но никогда нельзя недооценивать и соперниц, которые не входят и в двадцатку сильнейших, потому что когда они выходят на матч, им совершенно нечего терять. Иногда в такой ситуации они играют в свой лучший теннис. Любой соперник – серьезное испытание. Дело лишь в том, как ты сам с этим справишься.

Как Вы считаете, Серена действительно столь сильна ментально или ей лучше удается говорить об этом аспекте своей игры?

Мария: Ну, конечно, она сильна ментально. Это видно когда она играет. Она боец. Она рискует и играет агрессивно. Если она проигрывает матч, она проиграет его только на своих условиях.

Более сильна, чем любая другая теннисистка? Я имею виду, что у всех вас в какой-то степени это присутствует. Психологически она сильнее всех остальных теннисисток или она больше других говорит об этом?

Мария: Она должна быть сильнее многих, потому что она выиграла намного больше турниров Большого Шлема, чем большинство из нас, да.

На French Open, хотя Вы и не исключили эту возможность, но Вы не были оптимистично настроены насчет игры в следующем круге Fed Cup. Что-нибудь изменилось в этом отношении?

Мария: Нет, все по-прежнему. Думаю, нужно посмотреть, насколько далеко я смогу пройти здесь. Это будет, я не знаю, которая по счету… Моя седьмая неделя в туре. После этого моему плечу, возможно, нужно будет немного отдохнуть, по крайней мере, пару недель. Я не знаю. Сложно сейчас сказать.

Можно ли сказать, что это маловероятно, что шансы меньше, чем 50 на 50?

Мария: 50 на 50.

Вы когда-нибудь скучаете по тем спокойным денькам, когда Вы приезжали сюда, и никто не знал, кто Вы такая? Теперь вы одна из претенденток на победу.

Мария: Сейчас другие ощущения, конечно. Даже когда мне было 16 лет, я дошла здесь до четвертого круга. У меня было тогда ощущение, что меня впервые начали узнавать на мировом уровне… тогда я поняла, что люди начинают смотреть на меня и на мою игру, уделять мне более пристальное внимание, чем раньше. Но сейчас я просто плыву по течению. Когда я хожу по улицам, я не думаю о том, что люди смотрят на меня, просят у меня автографы. Я просто живу своей жизнью. Я до сих пор очень удивляюсь, когда вижу публикации о себе, когда люди узнают меня. Это по-прежнему замечательное чувство. Мне кажется, сейчас я свободнее. Не знаю. Это другое чувство.

Чего еще Вы хотите добиться в своей карьере? Вы не хотите попробовать собрать комплект из всех четырех Шлемов?

Мария: О, да.

Как Вы думаете, сколько еще Уимблдонов Вы сможете выиграть или хотите выиграть?

Мария: Мне бы хотелось выиграть два остальных. Я подошла довольно близко. Как я уже говорила, French Open – возможно, одна из самых сложных задач в моей карьере, думаю, я на это способна, особенно через несколько лет. Снова стать номером 1, оставаться на этой позиции. На этой позиции гораздо труднее удержаться, чем просто попасть туда и побыть пару недель. Уимблдон я бы хотела выиграть так много раз, сколько смогу, возможно, больше, чем любой другой турнир.

Он особенный для Вас, этот турнир?

Мария: О, да. Он великолепен. Знаете, у меня мурашки бегут по коже каждый раз, когда я проезжаю по деревне (Wimbledon village), вижу свое имя на табличке рядом с трофеями. Это невероятное чувство. Я не знаю, это немного нереально, потому что мне кажется, что это было так давно. Когда я вижу свое имя, я не могу сразу осознать, что это правда, мне приходится говорить себе что-то вроде: «Да, это действительно произошло». Каждый год, когда я получаю свой значок члена клуба, я думаю про себя: «Ха-ха». Это действительно что-то особенное, ведь не думаешь же об этом каждый день – «Вау, я чемпионка Уимблдона». Я теннисистка. Я знаю, что чего-то достигла. Когда сталкиваешься с такими вещами, как имя в списке чемпионов прошлых лет, получаешь свой маленький значок, тогда ты осознаешь и думаешь про себя: «Вау».

Это история, все черным по белому.

Мария: Да. Я думаю, это как раз самое замечательное - то, что никто не сможет этого у меня отобрать. И через 20 лет я могу заходить в комнату для членов клуба и видеть там мое имя. Оно все еще будет на том трофее. Я просматривала ту брошюру, которую они нам дали, всем игрокам, со всей информацией. Там была эта фотография трофея. На нем было мое имя рядом со всеми остальными. Я не могла отвести глаз. Я собираюсь вырезать её и повесить в рамочку на черно-белую стену у себя дома.

Вы искали свое имя, или оно само попалось Вам на глаза?

Мария: Нет, это было… Оно само бросилось мне в глаза. Не знаю. Я просто увидела трофей. Стала смотреть имена на нем и наткнулась на свое. Сегодня днём Жюстин и Амели боролись за титул в Истбурне. Серена сказала, что для нее лучше быть здесь. А Вы как к этому относитесь? Для Вас лучше тренироваться, чем играть на турнире за два дня до начала?

Мария: Я действительно предпочитаю иметь недельный перерыв перед турнирами Большого Шлема. Я делала так всегда, насколько я помню, за исключением French Open в этом году – травма заставила. Мне правда нравится делать перерыв. Мне повезло, что я начала French Open со среды. Я не могла провести матч 2 дня из-за дождя, и этом мне очень помогло.

Янкович, когда она училась у Ника, она была немного старше, ей потребовалось больше времени чтобы войти в элиту тенниса. Когда вы были там, в подростковом возрасте, у вас было ощущение, что она может стать великой чемпионкой?

Мария: Определённо. Да. Мы были в одной группе с Татьяной, Джэйми, Еленой. На самом деле, мы не тренировались вместе ежедневно. Мы просто были четыремя девочками, которые всегда старались заниматься в окружении лучших тренеров, лучших наставников. Ник часто брал нас и занимался нами отдельно. Во Флориде были турниры, и мы всегда на них играли. Мы постоянно играли друг с другом. Я помню, как после этих матчей мы вместе бежали к компьютерам, потому что они тогда только появились. Это был совершенно другой мир. Но все ожидали, что она добьется больших успехов. Она всегда была хорошей сильной теннисисткой. Это трудно предсказать, потому что каждый достигает своих вершин в своё время. Каждый взрослеет по-разному. Некоторым требуется больше времени, чем другим. Каждый проходит через взлёты и падения. Каждый проходит через пики и через какие-то другие моменты. Действительно ей потребовалось больше времени. Я полагаю ей 21, что-то около того.

Вы думаете, психологически она уже готова выиграть турнир Большого Шлема?

Мария: Почему нет? Сейчас она показывает свой лучший теннис за всю свою карьеру. Она номер 3 в мире. Она совершенно не ограничена в турнирной практике. Она много играла в этом году. Я играла с ней на прошлой неделе. Я действительно это чувствую из собственного турнирного опыта, когда я играю много матчей, когда я попадаю в сложную ситуацию, я всё равно чувствую уверенность, подходя к линии, не беспокоюсь, просто подхожу и делаю отличную подачу. У неё определённо сейчас это есть. Не вижу причин, по которым она может быть не готова выиграть.

Говорят, когда спортсмен рано добивается успеха, значимость победы как бы не совсем до него доходит. Когда повляется второй шанс, уже в более старшем возрасте, победа воспринимается глубже. В 17 как всё это было с вами, это все произошло слишком просто? Теперь, когда вам уже 20, если вы выиграете снова, Вы более серьезно это воспримите?

Мария: Это было немного иначе, чем когда я выиграла US Open. Когда я выиграла Уимблдон, я прилетела в Нью-Йорк, участвовала в ток-шоу, занималась разными вещами. После победы на US Open я была окружена моими друзьями и семьёй. Это оказалось для меня несколько более ценным. Я как бы остепенилась. И стала мудрее. После Уимблдона на нескольких турнирах, я считала, что должна выигрывать все, не осознавая, что это просто невозможно. После победы на US Open единственное такое, что я сделала – это сходила на шоу Леттермана. Но в основном мы праздновали в моём узком кругу. Это действительно здорово.

С 17-ти лет, повзрослев, окрепнув, набравшись опыта, улучшив свою игру, Вы считаете на этом Уимблдоне, Вы как никогда готовы бороться за корону, если плечо будет в порядке?

Мария: Конечно. Я не вижу причин, почему нет. Физически я, конечно, стала сильнее, чем раньше. Каждый год была такая цель. Когда я проиграла Винус в 2005, моя игра совершенно развалилась во втором сете, по сравнению с первым. Это произошло только потому, что я не могла играть на своём высшем уровне больше часа. Игра с против топ-игроков, это то, что я намного улучшила. Временами всегда слегка теряешь концентрацию по ходу матча, но это то, что я тоже серьёзно улучшила. Я намного опытнее сейчас, чем даже год назад. Я это чувствую. Это трудно объяснить, сидя здесь. Но в реальной обстановке, я чувствую, на что способна. Знаю, что уже была в таких ситуациях раньше и знаю, что могу справиться с ними. И это даёт огромный заряд уверенности. Учитывая всё это, я просто должна выйти на Центральный Корт. Быть там это потрясающее чувство, это то, что важнее всего для меня, просто выходить на корт и наслаждаться его атмосферой. Выигрывать, конечно, намного приятнее, чем проигрывать, но это не всегда возможно в жизни. Пока я просто радуюсь каждому случаю, когда могу выйти на корт и чувствовать себя здоровой.

Мы уже слышали, что выиграть на Уимблдоне, для Вас это нечто особенное. А что Вы думаете о перспективе выиграть Олимпийское золото, когда Олимпиада будет проходить здесь в 2012?

Мария: Это здорово. Я часто шучу со своими, что это возможно станет моим финальным выступлением, потому что это будет через пять лет, когда мне исполнится 25. Играть на Центральном Корте, но при этом знать, что ты играешь не за титул Уимблдона, это что-то нереальное и невероятное, учитывая, что ты сражаешься за золотую медаль и делаешь это даже больше для своей страны, чем для себя. Теннис индивидуальный спорт. Ты играешь за свою страну постоянно. Но на Олимпиаде, это нечто большее. Это гораздо почётнее. Это должно стать чем-то совершенно новым для меня. Скрещиваю пальцы за то, что смогу стать частью этого.

Как насчёт вашего платья для Уимблдона в этом году? Что-то особенное?

Мария: Да, оно было разработано по мотивам Лебединого Озера.

Я не улавливаю, что это значит.

Мария: Когда вы смотрите на него, вы видите лебедя. Вам понравится. Мой тренер, когда увидел его, сказал, что стал кидать хлебные крошки для него, так что он все понял (улыбается).


Перевод с англ. Mike, RoyalSpirit, Kelly © www.sharapova.ru
25.06.2007

[Главная] [Биография] [Галерея] [Результаты] [Статьи] [Гостевая] [Форум]
Rambler's
								Top100 Rambler's Top100
www.sharapova.ru © 2004–2012  О сайте  Письмо Администратору  Web-Мастер
При использовании материалов сайта гиперссылка  www.sharapova.ru  обязательна.

Referer: videos tags best