Статьи и интервью

Теннисный  форум

Теннисный форумПриглашаем каждого из вас, заглянувшего на огонёк этого сайта, посетить и форум с целью поддержать Марию на ближайших турнирах.
Уверены, что наша поддержка поможет ей ещё ярче раскрыться и добиться успехов на самых крупных турнирах.

    Достижения Марии

   

   Цитаты из прессы

   

   Фото из архива

   

   БЫТЬ  ЛУЧШЕЙ –  НЕОБЫКНОВЕННОЕ  ЧУВСТВО !


18-летняя Мария Шарапова стала первой российской теннисисткой – первой ракеткой мира. 22 августа в рейтинге Женской Теннисной Ассоциации русская красавица обошла американку Линдсей Дэвенпорт. А уже на следующий день была объявлена главным фаворитом стартующего 29 августа Открытого Чемпионата США, последнего в сезоне турнира «Большого Шлема». И уже в ранге лучшей теннисистки планеты Мария Шарапова дала подробное интервью специально для «Родной Газеты».
ТЕПЕРЬ ИЩУ НОВЫЕ СТИМУЛЫ

– Мария, поздравляю. Твоя мечта сбылась. Но не все одинаково рады твоему достижению. Тебя это не смущает?
– Я стала первой ракеткой, и этим все сказано. Теннис – индивидуальный вид спорта, я стремилась к этому результату всю жизнь, никогда не задумывалась, кто и что обо мне говорит. Это необыкновенное чувство – быть первой в мире. Вдобавок я стала не просто первой, а первой россиянкой, и этим фактом я горжусь особенно. Это незабываемый день для меня!

– Как прошел первый день в ранге лучшей теннисистки планеты?
– Накануне мы прилетели с папой в Нью-Йорк, поэтому встала я поздновато. Сразу увидела, что мои друзья из Европы, у которых день начался раньше, уже успели забросать меня эсэмэсками. У меня в жизни не было столько сообщений на телефоне! Получила, кажется, семь букетов цветов. Телефон звонил не переставая, все меня поздравляли. Объявились люди, с которыми я уже сто лет не говорила. Ужасно приятно! В какой-то мере это помогает ощутить, чего я все-таки достигла. Потрясающий день! А вечером был праздничный ужин.

– Значит, весь день был посвящен поздравлениям и отдыху?
– Что вы! У меня, как обычно, была запланирована тренировка, я сходила на общефизическую подготовку. Потом – мероприятие под эгидой одного из моих спонсоров: они устроили мне встречу с подростками из Нью-Йорка. Было здорово, я никогда раньше не участвовала в подобных акциях. День выдался хлопотный. Но я не жалуюсь.

– Какие первые слова ты услышала от папы и от мамы?
– Папа поработал моим «будильником». Разбудил меня со словами: «С добрым утром, чемпионка!» Ходил абсолютно счастливый. Мама позвонила чуть позже, она тоже за меня рада, но первым делом расспросила о здоровье. Я удивилась: «Мама, меня все так поздравляют, а ты что же? Я обижусь!» Но она не очень следит за теннисом. Для нее я прежде всего маленькая девочка, она очень переживает, если у меня что-то болит.

– То, что испытала, – именно то, что ты себе представляла?
– Ну… Это просто свершившийся факт. Хожу, улыбаюсь во весь рот – и все! Я достигла чего-то необыкновенного. И, пожалуй, это все, что я чувствовала.

– Можешь сравнить это свое достижение со всем остальным?
– Победа на Уимблдоне в прошлом году все-таки ощущалась по-особому. Это была моя первая крупная победа. Тем более на моем любимом турнире «Большого шлема»… Тем более пришедшая так неожиданно. Вряд ли тот момент можно еще с чем-либо сравнить. А рейтинг… Я уже давно играю и всегда, с самого детства, стремилась быть лучшей. Например, в 12 лет я стала пятой среди сверстников и сказала: «Теперь я хочу играть против 14-летних». Потом – против 16-летних. Потом наступал момент, когда я говорила: «Хочу быть лучшей среди юниоров». Я привыкла все время поднимать планку, соперничать с лучшими. А теперь – как бы и не к чему больше стремиться (смеется). Разве что уцепиться и удерживать позиции как можно дольше. Другой стимул придумать трудно.

НАДЕЮСЬ, ВЫШЕ 190 СМ НЕ ВЫРАСТУ

– Ты всегда говорила, что хочешь быть первой в мире. А ты помнишь, когда впервые заявила об этом во всеуслышание?
– Нет, уже не помню.

– Назови человека, который внес – помимо тебя самой, разумеется – наибольший вклад в это твое достижение?
– Одного не могу. Только двоих: это мои родители. Вне всяких сомнений – мама и папа.

– Может такой успех – звание первой ракетки мира – прийти слишком рано?
– Я лично вполне довольна, по-моему, для меня все сложилось удачно. Я часто подшучиваю над собой: к 18 годам выиграть турнир «Большого шлема», чемпионат мира – что-то все дается мне слишком легко, попробуем сделать что-нибудь потруднее. Но если серьезно… Никто не ожидал, что я выиграю «Уимблдон» в 17 лет и стану первой в 18. Теперь, когда я добилась чего хотела, мне уже ничего и никогда не придется доказывать. Это я знаю точно.

– Многие российские теннисистки в интервью говорят, что ты заслужила этот успех, они рады за тебя. Кто-нибудь из них тебя уже поздравил?
– Я еще ни с кем не виделась, но Маша Кириленко прислала эсэмэску с поздравлением.

– Признайся, ты зауважала себя чуточку больше? Все-таки в зеркало на тебя смотрит теперь лучшая теннисистка планеты.
– (Смеется.) Я бы всегда себя уважала и любила, даже если бы не играла в теннис.

– Последние две недели ты не играла из-за травмы грудной мышцы. Что случилось?
– Я всегда говорю: все случается не просто так, моя травма дала возможность отдохнуть, поработать над силовой подготовкой и общей спортивной формой, а это никогда не мешает. Я задержалась на неделю в Лос-Анджелесе, ездила к физиотерапевту два раза в день – разрабатывать руку. Мне сказали, что я просто быстро расту. Как оказалось, с марта я вытянулась еще на дюйм. Мое тело, мои мускулы должны «привыкнуть», приспособиться к меняющемуся костяку. Именно поэтому меня тревожила спина в начале года – боли появились ниоткуда. Для всех, в том числе для меня, они были загадкой. А я просто росла. Но я чувствую себя лучше, с середины прошлой недели тренируюсь в полную силу. Хотя по-прежнему хожу на восстановительные процедуры. Тьфу-тьфу, пока все в порядке.

– Так сколько же в тебе теперь? 185 сантиметров?
– Около 187.

– Ого! Больше расти не собираешься?
– Никто точно не знает, но от всей души надеюсь, что больше не буду. Ведь, когда надеваю любимые туфли на каблуке, получается уже все 190.

БОЛЬШЕ ВСЕГО ЛЮБЛЮ ЧЕРНУЮ ИКРУ

– Маша, многие россияне знают тебя еще плохо. Несмотря на обилие информации, очень малая ее часть исходит от тебя самой. Ответишь на некоторые вопросы, которые интересуют читателей «Родной газеты»?
– Конечно. Спрашивайте.

– Когда ты приезжаешь в Россию, в каких местах бываешь?
– К сожалению, я бываю на родине так редко, что почти все время провожу с родными. Когда приезжаем в Сочи к бабушке, бываем в Красной Поляне, у Ореховских водопадов в горах. И, конечно, на кортах.

– До северной Нягани, где родилась, пока не доехала?
– Нет, но я чувствую связь с родным городом. Знаю, его жители болеют за меня, следят за моими успехами.

Поддерживаешь с кем-то контакт?
– Нет, но мэр города поздравляет бабушку с моими победами. Знаете, как это приятно!.. А еще журналисты из местной газеты с санкции мэра специально для меня сняли город с вертолета. И прислали мне эту видеокассету, чтобы я посмотрела, как Нягань изменилась за последние 14 лет. Я, конечно, мало что помню, но смотрела с удовольствием. А особенно интересно было маме.

– Что ты думаешь о современном состоянии России?
– Мне трудно отвечать на этот вопрос. Я недостаточно знаю Россию, чтобы что-то обсуждать. Я чувствую две вещи в душе: я горжусь своей Родиной и считаю, что представляю ее.

– В России, в Нягани или Сочи, у тебя остались друзья детства?
– В Нягани, конечно, нет. А в Сочи есть подружка. Мы играли, как говорится, в одной песочнице, а сейчас она поступила в художественный университет. Она следит за моими успехами по газетам и Интернету, пишет мне письма – как учится, как занимается дизайном. Мама рассказывала, как хорошо моя подружка рисовала уже в детстве. Я в четыре года малевала какие-то загогулины, а у нее получалось очень здорово, и она пошла в художественную школу, а потом в университет. В тот же самый, где училась моя мама!

– Что тебе привозят из России? Шерстяные носки, варенье?
– Никаких носков и варенья. Всех, кто приезжает в гости, я прошу захватить черную икру. И чем больше, тем лучше. Я ее могу ложками есть!

– Советские детские книжки или мультфильмы помнишь?
– Какие-то мультики, конечно, смотрела до семи лет, но они в памяти не отложились. А вот моя любимая книжка – «Пеппи Длинныйчулок». Хотя, как оказалось, она не русская, но прочитала я ее впервые на родном языке – спасибо маме! Потом, когда мне было лет 11–12, мне купили красивое издание – уже на английском.

– Знаешь ли ты, кто такие октябрята, пионеры?
– Понятия не имею! Краем уха слышала, но чем они занимаются – не представляю.

– А получить образование в России не хотела бы?
– Важно, не в какой стране учиться, а в какой области. Если профессиям, которые мне интересны, хорошо учат в России, почему бы и нет? Но, если я решу изучать моду, как мечтаю сейчас, почти наверняка поеду во Францию.

– Вернешься ли когда-нибудь на родину окончательно?
– Не знаю. Все будет зависеть от того, чем я буду заниматься. Поймите, я живу сейчас там, где работаю. А моя работа – теннис. Если бы в России были условия для тренировок, я бы жила и тренировалась в России.


Алексей Толкачев © «Спорт-Экспресс», – специально для «Родной газеты».
[Главная] [Биография] [Галерея] [Результаты] [Статьи] [Гостевая] [Форум]
Rambler's Top100
www.sharapova.ru © 2004–2012  О сайте  Письмо Администратору  Web-Мастер
При использовании материалов сайта гиперссылка  www.sharapova.ru  обязательна.
404 Not Found

Not Found

The requested URL was not found on this server.


Apache/2.4.10 (Debian) Server at my-avatar.ru Port 80